Сотня историй о духах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сотня историй о духах » Кайданы на новый лад » Дым (Завершено)


Дым (Завершено)

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

1. Участники эпизода: Watanabe Hayato, Ryu, Koi Nikko
2. Место и время событий: Киото, Киямати-дори. 13 марта 2013 года.
3. Краткое описание происходящего: Ежегодно вся Япония ожидает начала цветения сакуры. А одно из лучших мест для любования этим событием - улица Киямати-дори в Киото. Именно этот случай и сводит Хаято (и, разумеется, не оставляющего его духа) и Никко. Юный любитель фотографии не удержался и сфотографировал двух молодых людей в традиционной одежде, но фотоаппарат заупрямился и вместо одного из них на фотографиях показывает только... дым.

Отредактировано Ryu (2013-10-02 23:39:20)

+2

2

Сменять место жительства когда вздумается - уже вошло в привычку и стало обыденным занятием. Ватанабэ решил задержаться в Киото на время цветения сакуры, и покамест рассматривал благоухающие соцветия, теряясь в предвечерней толпе и вновь выплывая ярким пятном кимоно. Его приятно душила свежесть нового места и благополучно затягивала вглубь, накладывая на глаза прозрачную пленку беззаботной праздничности.
Он приостановился под деревом, заинтересованно посмотрев на группку из восхищающихся лепестками девушек напротив, тут же вычленяя в мозгу самую интересную, затем уступающую ей, следом ту, что уступает второй, и так далее до конца, пока не стал выходить ровный ряд. Затем ему вдруг надоело, и взгляд устремился вглубь толпы, выискивая там что - то. Скорее всего по большей части он искал вдохновение для поисков новой работы. Какие услуги потребовались бы каждому человеку?
- Что ты думаешь о врачебной деятельности?
Руки потянулись к неосторожно свисающей веточке и отломили несколько бутонов нежно - розового цвета. Хаято поднес их к волосам Рюу, закрепляя за ухом. Это придало мрачному псу законченный вид. Теперь он казался просто загадочным и в то же время популярным героем манги.
Разумеется, их не взяли бы просто так. Но есть множество клиник, оказывающих услуги без лицензии, и так, пожалуй, было бы даже интересней. Наверняка туда приходят не совсем стандартные больные с не совсем стандартными просьбами, а это обещает нескучное времяпрепровождение.

+2

3

Инугами же и дела не было до того, куда ехать и зачем. К тому же, он руководствовался довольно простой и, несомненно, приятной для себя мыслью -"Чем больше будет вляпываться в сомнительные дела, тем быстрее я освобожусь." Так что уж Рюу беспокоится было не о чем, что бы не затевал его человек. Радости от, как люди любят высокопарно выражаться, "созерцания" расцветших бледно-розовыми цветами вишен пес тоже не ощущал. После получаса ленивой - и бесполезной - прогулки, безуспешно борясь с желанием чихнуть, инугами недовольно пробормотал:
- Воняет. - Люди этот запах вообще не чувствуют, для них сакура - цветок, лишенный аромата. Рю, несмотря на то, что мог бы превратить свою "одежду" хоть в праздничный наряд гейши, предпочел простой темно-синий цвет кимоно. И по сторонам дух смотрел куда меньше, нежели Хаято. Все равно окружающие мало чем отличались друг от друга. Дурацкий восторг и легкая атмосфера царили по всему городу.
- Гррр... - шикигами по-собачьи встряхнул головой, даром что вид имел вполне человеческий, проследил за взглядом хозяина и, вмиг подобравшись, очертил глазами фигурку одной из рассматриваемых Ватанабэ девиц. И сглотнул, изображая бледное подобие улыбки, даже шею начал вытягивать, устремившись вперед, но замер, едва услышал голос Хаято.
Пес шумно фыркнул, отводя глаза и вновь скучнея, но ответить - ответил, пусть от этого мало что изменилось:
- Какая разница... - если бы его владелец пожелал, он мог бы запросто сделать его самым удачливым и успешным на свете, но полуяпонцу, похоже, нравилась именно такая жизнь.
Далее Рюу лишь молча проследил за движением человека, в пальцах которого хрустнула несчастная ветка, зажмурился, когда тот укрепил свидетельство своего вандализма в волосах инугами. Запах медленно умирающих цветов стал еще острее, но пес, повинуясь магическому обязательству, успел, вытянув шею, потереться об украсившую его руку щекой.
Впрочем, уже через пару секунд дух смотрел на хозяина с прежней угрюмой скукой
- Я думал, портить деревья сакуры запрещено.
Убивать и калечить людей тоже запрещено, как и измываться над домашними питомцами. Но разве это кого остановит...

+2

4

"Что-то многовато людей..." - именно эта мысль витала в голове Никко уже добрые пол часа прогулки по улицам города. В такие моменты он даже жалел, что во время такого прекрасного периода, как цветение сакуры, большая часть населения попросту освобождалась от работы, дабы полюбоваться на сие знаменательное событие. Ведь именно по этой причине толпы народу шныряли по улицам и забивали своими телами самые прекрасные виды для съёмок. И ладно, если бы ещё красивыми... так нет же! Встречались и такие уникумы, которых и в страшном сне не сыщешь. Конечно, чаще всего это были молодые тинейджеры, которые по нынешней моде цепляли на себя несусветное количество побрякушек, из-за которых даже самая красивая особь человеческого рода запросто теряла всю свою прелесть, превращаясь в наряженную ёлку, что устанавливают на западе во время зимних праздников. Нет, Кои определённо любил весь род человеческий, но это не мешало его эстетическим чувствам бушевать внутри от такой несправедливости. Где-то в глубине вообще хотелось взять и "раскидать по углам" всех, кто мешает запечатлению неповторимой композиции! Но такого парень позволить себе не мог. Поэтому приходилось довольствоваться "видом сверху". Однако в такой позе руки быстро затекали, приходилось опускать фотоаппарат и ждать, когда конечности придут в себя. В это время как раз и можно было взглянуть на пёстрые кучки, примостившиеся на шёлке зелёной травы.
Как раз в один из таких моментов его глаза уловили нечто... необычное. Красивое. Эстетичное. По всем параметрам соответствующее композиции вокруг! Но это "нечто" быстро нырнуло в толпу и скрылось где-то в дали.
С минуту Никко продолжал просто стоять, вглядываясь в место, где это "нечто" только что находилось, но затем он опомнился и сдвинулся с места, решительно твердя себе:
"Я не могу это упустить!"

И, как оказалось, вовсе не зря он потратил время, огибая случайных прохожих на пути к цели. Ведь этим "чем-то" оказались два парня, одетых в кимоно. Это удивляло, настораживало и одновременно радовало глаз своим великолепием. Всё же не часто встречается подобная прелесть. А для такого ценителя старины, как Кои, она само-собой имела особое значение.

- Красиво... - прошептал парень вслух, наблюдая за весьма милой картиной, развернувшейся перед его глазами.

"Сакура ему определённо к лицу... так ещё больше походит на куколку. Пусть и, видимо, немного недовольную происходящим, - думал Никко, попутно снимая крышку с объектива и предвкушая просто шедевр, а не фотографию, - вот повезло же! Ещё бы и второго рассмотреть..."

+2

5

- Правда? - спокойно выговорил парень, выслушав последнее замечание, которое его ничуть не тронуло. Сакура от этого не стала воплощением совести. Она как была красивым цветком, так и осталась им. Всё равно ветка уже не принадлежала дереву, и можно ли то, что перестало являться частью чего - то запретного, считать вправе отражать его интересы? Оно беспомощно, и теперь лишь вы становитесь хозяином положения. Собственно, какой еще веточке посчастливится оторваться от целого? Она же, кстати, до сих пор медленно умирает, и прямо на глазах, радуя, отдавая жизнь. Чем не приятность? "Сакура счастлива быть с нами."
В это время освобожденные пальцы неторопливо зацеплялись, один за другим, за темное кимоно шикигами, сходясь на воротнике с явным намерением не отпускать его и хорошенько вздёрнуть. Невзирая на стройность мысли, Ватанабе чувствовал желание успокоить пса. У него начинали чесаться руки. Что - то в поведении Рю напрягло его, и хотелось выправить даже самые незначительные изменения на чашах внутренних весов и вернуть их на первичные позиции. Последнее время он стал придирчив, потому что давно ни с кем не вступал в противостояние, так что эти колебания сами по себе катились по жилам щекочущими раздражительными пластиковыми шариками.
- Хм? - Ватанабэ уловил сосредоточенность питомца, и потому отвлекся от своей затеи, посмотрев по направлению взгляда Рю. Всего в паре метров на них беспардонно смотрело дуло фотоаппарата. Похоже, именно щелчок насторожил Инугами, и парень первое время молча наблюдал за выезжающим снимком.
- Старинная конструкция, и в наш - то век? - Поддавшись впечатлению, он чуть дернул уголок одежды духа, увлекая за собой. Вещь привлекла его в совокупности с человеком, её держащим, ведь то, что мы выбираем, в какой - то мере есть отражение нас самих. Вот незнакомец уже ждет проявления снимка, и Хаято неслышно встал рядом, чуть склоняясь, чтобы получше рассмотреть получившееся.

+2

6

Инугами, действительно, успел уловить какое-то новое движение поблизости и оттого совершенно пропустил и удивление хозяина, и его задумчивость по поводу "убитой" веточки, что длилась несколько секунд. В конце концов, и псу до нее практически не было дела, за исключением назойливого запаха, пусть и философию Ватанабэ он легко мог бы оспорить. Например, что касается целого и части, так Рюу всегда справедливо полагал, что рука, затягивающая на нем удавку, и человек, спокойным голосом повторяющий слова поощрения, являются одним целым.
И если бьют, надо вгрызаться не в бьющую тебя палку, а в горло того, кто эту палку держит. Очень здравая и даже мудрая - для собаки - мысль.
Как бы то ни было, губы духа дрогнули, словно тот собрался что-то сказать, но в последний момент передумал, ноздри раздулись на новом, особенно глубоком вдохе. Запах человечка с фотоаппаратом мгновенно был обследован и оценен как очень даже приятный. И, все-таки, инугами слишком увлекся разглядыванием парнишки с фотоаппаратом, завороженно смотря на нажимающие кнопку затвора пальцы. Хаято, наконец, и сам заметил неладное, выразив свое удивление невнятным звуком.
"Аппетитно...", - кожей Рю ощутил, что его подтягивают за воротник, но особенного внимания на это незначительное препятствие не обратил. Да и с чего так беспокоиться, если уж серьезного вреда тебе нанести не смогли бы, даже отделив голову от тела - еще один удар по теории о сакуре и ветке. По слуху снова полоснул знакомый голос, приводя в чувство:
- Старинная конструкция, и в наш - то век? - настроение Ватанабэ менялось, как погода в начале октября. Рюу, пожав плечами, тоже сделал пару шагов за хозяином. Прямоугольник снимка заставил его нервничать еще до того, как изображение стало заметно обоим людям, а уж как только они смогли видеть сгусток черного дыма и эту зависшую в нем ветку с несколькими розоватыми цветочками, глухо зарычал, приоткрывая острые клыки. Нехорошо получилось. Очень нехорошо.
"И все же, как вкусно пахнет..."

+1

7

Боясь упустить шанс на такой прекрасный кадр, Никко даже выпихнул из головы мысль об авторском праве.

И вот, когда его тело автоматически воспроизвело пару нехитрых движений, парень уже с замираним седца ожидал фотографии, нервно постукивая по крышке фотоаппарата.
"Хоть бы хорошо получилось, хоть бы чётко, хоть бы..." - Давно уже Кои не чувствовал такого трепета из-за одного кадра! А это лишь доказывало его значимость.

И вот заветная карточка. Только содержание её оказалось слегка... неожиданным. Кадр был покрыт дымкой неизвестного, словно...

Никко вздрогнул, когда почувствовал чьё-то присутствие рядом.
Увлёкшись собственными тревожными мыслями, парень даже не заметил, как к нему подошли его "модели". От этого под рёбра подкрался страх, а руки слегка вспотели. Медленно подняв голову, Кои встретился со светло-серыми глазами, и словно завис. Впервые он увидел такие глаза. Не черные и глубокие, свойственные азиатам, а светлые, невероятно открытые, большие и немного... холодные. Эти глаза завораживали, пленили и не давали возможности оторвать взгляд. Поэтому он так и стоял, удивлённо и одновременно восхищённо распахнув собственные.

"Иностранец?" - запоздалая мысль наконец достигла своей цели. И после её прихода Никко резко очнулся, переводя свой интерес на лицо, волосы, рост, кожу... теперь вопросов о национальности стало только больше.

- Добрый день! - парень попробовал улыбнуться, пряча фотографию в карман чехла, чтобы лишний раз не создавать себе неприятностей. Потому что он начинал понимать,  кто сейчас находится рядом, - прекрасная погода, неправда ли? Вы извинете... просто это выглядело настолько красиво, что я не удержался. Но, кажется, с фотоаппаратом что-то не так, поэтому снимок выдался неудачным...- медленно говорил Никко, переодически переводя взгляд на второго... не человека.
Какие между ними отношения? Этот парень знает о том, что другой не принадлежит этому миру? И кто он? Может, ему нужна помощь? Как мне узнать об этом? Стоит ли выдавать себя или я сделаю только хуже? Чёрт, что же делать?...-мысли закончились вместе со словами, и Кои прикусил губу, всё ещё не зная как ему поступить. Странный человек, похожий на европейца, с такими чарующими глазами, красивый дух, неизвестно какого происхождения... странная компания повстречалась ему сегодня. И ведь это только начало.
Что теперь будет?..

Отредактировано Koi Nikko (2013-10-06 14:28:46)

+2

8

- Что это? - звонко спросил Хаято, расстроив атмосферу перед тем, как фотография была поспешно спрятана. За все эти годы Ватанабэ и в голову не приходило фотографироваться с Рю, потому он никак не ожидал такого эффекта. Он озадаченно посмотрел в глаза молодого японца. "Красиво?" Сколько он здесь жил, впервые его назвали красивым, да ещё и таким странным тоном. "Красивая ветка? Красивое кимоно? Я? Рю?"Вопросы, вопросы, вопросы. Парень (а точнее мальчик в глазах Ватанабэ, так как тот был слишком хрупким и белоруким) вызывал всё больший интерес, который никак не удовлетворялся. Он ускользал раз за разом. То спрятал фотографию, а теперь вот говорит глупости, будто специально заигрывает и дразнит.
- А что вы теперь сделаете с фотографией? - взгляд сам собой упал на тот самый карман. - Выбросите её? Подарите кому - то? Подарите нам? - Хаято постарался выудить хоть что - то, не позволяя пока сдвинуться с места. - И давно у вас эта поломка? - Ремешок от фотоаппарата был ловко подхвачен и снят с шеи человека бездушным, но мягким движением. По - врачебному.
- Я проверю? Давно хотел научиться чинить старинные вещи. - Не дожидаясь ничьего согласия, корпус предмета был выужен из чужих пальцев без всяческих церемоний. Кажется, этот человек был особенно податлив. Рядом с ним полуяпонец ощущал себя вправе заходить дальше, не ощущая, что все сразу кончится плохо. Но кончиться было должно, поскольку его Инугами рычал, не давая о себе забыть, а это значило, что тому по крайней мере не безразлична новая игрушка.
- Сойдем с людного места? Не могу прицелиться.- Ладони сжимали ещё теплую, от прежнего владельца, вещицу. Поднеся фотоаппарат к лицу, Ватанабэ поймал своего пса и растерянного молодого человека в кадр, щёлкая новый снимок уже несколько в отдалении. Выехало фото, но Хаято не спешил его смотреть. После посмотрит, это на десерт. А пока развлечение.
- Теперь идите сюда. - Он отошел еще дальше, туда, где еще не было слишком темно, но уже не так людно. Сгущающиеся сумерки были ему только на руку.

+2

9

- Добрый день! - выдавил человечек, предварительно зависнув с полминуты на хозяине инугами, который в это время спокойно и, как казалось, терпеливо ожидал, когда это аппетитная закуска изволит обратить на него внимание. У него даже голос разжигал желание вцепиться и разодрать в клочья, и Рю ждал для этого лишь одного - команды.
"Тебе-то человечек ни к чему?" - нетерпеливо билась мысль, не отпускала сознание духа. Но Хаято, как и почти всегда в таких случаях, молчал и молчал. Нет, конечно, он, наоборот, проявлял несвойственную ему разговорчивость, буквально прошивая воздух пулеметной очередью вопросов. И фотоаппарат уже - неведомо как - оказался в руках Ватанабэ. Пес мотнул головой, заглатывая новую порцию вкусного запаха и пытаясь вытрясти осевшую в разуме ярость.
Скрытые рукавами кимоно руки напряглись, пальцы вцепились в кожу, но толку от этого бунта против себя самого не было.
Рю просто хотел сожрать мальчишку, который отчего-то слишком спокойно отреагировал на странность фотоаппарата. Какая разница, как и на что этот человек отреагировал? Но зачем лишние свидетели? Для чего они хозяину шикигами, человеку, который... Который решил повеселиться.
- Аггр? - снова щелчок, заставивший рычание возвыситься на октаву, после чего почти затихнуть. Инугами фыркнул, сообразив, в чем дело, и недовольно пожал плечами, возвращаясь к тому, чтобы неотрывно следить за своей будущей - пес был уже уверен в этом - и очень скоро ему достанущейся закуской.
- Теперь идите сюда. - Заявил Хаято, утаскивая с собой игрушку фотографа. "Еще чего...", - Рюу наконец-таки разжал пальцы, заходя парнишке за спину, когда тот - ну, разумеется - совершенно неосторожно двинулся на этот самый голос.
Шаг, другой, третий... Дух уже стоял почти вплотную к объекту своего голода, растягивая губы в столь редко кем-то видимую ласковую улыбку, напоминающую оскал.

+1

10

- Что это? - неожиданно услышал парень, практически спрятав вещественное доказательство существования духов в нашем мире.
- Мм... дым.... полагаю... - Никко сам не знал как это объяснить. Потому что ему тоже впервые удалось заснять нечто нечеловеческое. И теперь его собственную голову терзали полу-страх и полу-радость за новое открытие.

Однако что-то всё же изменилось и Кои не мог понять что именно. Атмосфера, царившая между ним и незнакомцами сгущалась, принося какой-то странный неприятный осадок. Нормальный человек, возможно, просто взял бы и убежал или же застыл посреди улицы с каким-нибудь кличем вроде  "Караул! Воры!" (вариантов-то много в принципе), но не один из них парень не воспринимал на свой счёт. Почему? "Я же оммёдзи, я могу противостоять духам... а ведь ещё не факт, что они окажутся плохими!"
Он бы и дальше раздумывал на эту тему, но сероглазый незнакомец, заметив его "махинации" с фотокарточкой, снова задал вопрос, который заставил задуматься и Никко:
- А что вы теперь сделаете с фотографией? Выбросите её? Подарите кому - то? Подарите нам? И давно у вас эта поломка?
Вновь опустив глаза в пол и сделав вид, что он искренне интересуется количеством лепестков на асфальте, он проговорил в ответ:
- Я бы... хотел оставить её себе, если Вы не возражаете. Для коллекции. Всё же... красивый кадр. Но так же в Ваших правах потребовать её у меня... На счёт поломки не знаю. Только сейчас... заметил... - Чувствуя, как паузы в его речи становятся длиннее, а мысли всё больше перекрывают одна другую, шатен подметил для себя, что совершенно не умеет общаться с незнакомыми людьми. Ну или по крайней мере его сбивает атмосфера разговора, которая с каждой минутой всё больше оседала на плечи тяжёлым грузом. Кажется, скоро будет сложно дышать... не предчувствие ли это?

Тяжесть с шеи куда-то ушла, и Кои даже не сразу понял почему и зачем. А осознав, он удивлённо поднял голову и собирался было возмутиться, но закрыл рот в немом вопросе, дослушивая конец реплики сероглазого.
- ... чинить старинные вещи.
"Мастер? Зачем чинить этот фотоаппарат?... а, точно... я же сказал... ой дурак..."

- Сойдем с людного места? Не могу прицелиться.
Парень продолжил наблюдать за странными выходками незнакомца и недоумевал, зачем же кому-то его фотографировать, а что ещё важнее, то не схожа ли вся эта ситуация с чем-то.. неправильным, злым и страшным? Может, против него уже приготовился целый заговор и эти два человека на самом деле серийные маньяки, что выбрали его своей новой жертвой? Никко уже начал накручивать себе всякие разные гадости и ужасаться собственному воображению. Чтобы не сойти с ума и успокоится, он тихо прошептал кроткое заклинание защиты, вырисовывая пальцами по воздуху решётку:
-Рин, Пё, То, Ша, Кай, Джин, Рецу, Дзай, Дзен
А после этого выдохнул и заметно взбодрился. Теперь всё казалось не таким страшным. Он защищён. Он оммёдзё. Он справиться. По крайней мере в этом он старался себя уверить.

- Теперь идите сюда.
Парнишка автоматически сделал шаг в сторону голоса, всё ещё немного не успевая соображать так же быстро, как приходилось действовать.
Что-то нехорошее всё ещё скрежетало внутри, а спину по неизвестной пока причине обдало холодом.

Никко остановился, задумавшись о правильности своих действий, и чуть ли не подпрыгнул на месте, как только в его спину врезался дух, не ожидавший такой резкой остановки.
В горле почему-то пересохло и Кои сглотнул пустоту, нащупывая в кармане омамори и сжимая его в кулаке.
"Всё хорошо"

Отредактировано Koi Nikko (2013-10-10 00:45:40)

0

11

Ватанабэ краем глаза уловил движения рук оммёдзи и только усмехнулся им в душе.
- "Что - то сообразил." - интрига шепнула и разворошила нутро, доводя до возбуждения, пока созданные наспех кадры ссыпались в широкий цветастый рукав без счёта.
-"Нет, я не мастер. Я фотограф." - Ещё один щелчок. Это превращалось в легкую степень одержимости, иными словами хотелось нажимать и нажимать, не отрываясь, словно только так и можно увидеть продолжение, приводя в движение все действующие лица, держать их под контролем и завоевывать, к тому же, если порассуждать, в этом была громадная доля правды. Он приманивал молодого парня, не подозревая, что имеет дело с настоящим оммёдзи. Заклинание, что тот продемонстрировал, было, по мнению Хаято, не более чем ерундовой вспышкой страха и всего лишь слабой легко устранимой помехой. Люди же, окружение, запахи слились и лишились границ, ласково жужжа где - то далеко на заднем плане подобно приливу и отливу волн - так сильно он был поглощен происходящим.
Сквозь четкую линзу показались голодные, сосредоточенные глаза Инугами и оскал, совпадающий с разрастающейся тонкой улыбкой Ватанабэ. Они поняли друг друга без слов.
- "Это и вправду красиво. Почему мы с тобой раньше такого не делали?.. Иди, иди, немного осталось. Потерпи, Рю, и ты потерпи, ребенок" - он затаил дыхание, слегка напрягаясь, как будто бы дошел до предвкушения острой сцены в фильме, как вдруг тот самый "ребёнок" остановился. Вовремя или не вовремя, сложно было судить, да и некогда, поэтому Ватанабэ резко отнял фотоаппарат от лица.
- Фас!

Отредактировано Watanabe Hayato (2013-10-10 22:24:09)

+1

12

Разговор человечка и Хаято уже стал изрядно надоедать инугами. Во-первых, потому что у него были свои виды на эту прелестную закуску, а, во-вторых, это, все-таки, его хозяин. Как и у всякой собаки, неприятие чужаков и эгоцентризм в Рюу цвели не хуже, чем все вишни на этой улице. Напряжение воздуха вокруг инугами медленно, но верно возрастало, заставляя и без того откровенно поредевшую толпу растекаться с этой части улицы активнее обычного.
Рю чуть склонил голову набок, когда лишенный фотоаппарата парнишка проронил с губ несколько коротких и хлестнувших по ушам слов. Неприятное чувство на пару мгновений возобладало над голодом, и пес прикрыл глаза... Чтобы тут же открыть их с еще большей, сосредоточенной и внимательной яростью.
От нее даже дышать становилось тяжело, хотя дух и не дышал толком - скорее, следовал приобретенной при жизни привычке. Вот только эти щелчки, исходящие от фотоаппарата, продолжали отвлекать, отдергивать сознание из мира, где существуют только охотник и добыча. Это, конечно, прекрасно, что хозяин нашел себе игрушку, но почему бы ему не позаботиться о том, чтобы у его питомца тоже было с чем - вернее, с кем - поиграть?
Вот уже и человечек этот совсем близко, можно даже шагнуть чуть вперед и коснуться его. Инугами провел языком по губам, нетерпеливо отсчитывая секунды, когда глупая добыча сама резко замерла, впечатавшись спиной во все еще идущего - пытающегося идти - Рюу.
И тут же, будто до предела провернули переключатель громкости, в разум пса влетела короткая и до предела понятная команда, ожидаемая с таким нетерпением и надеждой. Дух, медленно сбрасывая иллюзорно-человеческий вид, мягко уложил все еще руки на плечи парнишки. С утробным рычанием инугами раскрыл пасть и... Челюсти громко клацнули на воздухе в паре сантиметров от головы парня, тут же становясь благообразным и вполне человеческим лицом. Пес обиженно выдохнул, после чего издал звук, более всего напоминающий жалобное скуление.
Он же мог касаться!
- Почему? - раздался над самым ухом оммедзи голос Рю, теперь уже сконфуженный, бледные пальцы вцепились в одежду юного фотографа, не отпуская, - Почему так? Почему?
Удивление, видимо, испытывал и его хозяин, поскольку дух все быстрее утрачивал прежнее равнодушие. Странный, странный мальчик. Теперь все было уже совсем нехорошо.

+1

13

-Фас!
Голос незнакомца ударил по ушам и отразился в голове удивительно звонким эхом.

На секунду что-то замкнуло голове парня и он вернулся назад...
Вот он маленький, теперь он уже подросток, убирает в саду, а уже через секунду провожает взглядом сыплющиеся на ковёр из лепестков сакуры, фотографии, и каждый раз после этого поднимает какой-то странный, даже для него самого, взгляд на виновника такого действа. То ли изучающий, то ли недоверчивый, то ли возмущённый, то ли испуганный... столько чувств и противоречий в одном взгляде! Хотя сам парень даже не заметил своего подвига и подумал о нём только сейчас.
Снова холод, остановка, мгновение и инугами вновь врезается в его спину. Разряд проходит по телу и в голове снова и снова раздаётся голос.
Где-то возле уха слышится клацанье зубов и парень запоздало вздрагивает. Почему-то теперь кажется, что он сам находится в замедленной съёмке, которая медленно, но верно сводит его с ума.
"Черт..." ,- тихо повторяя это слово,он подносит руку ко рту и прикрывает глаза, ожидая когда в них установится чёткая картинка.

- Почему? - доносится как сквозь воду,- Почему так? Почему? - уже чётче.
"Вот именно. Почему?..."
Зрение постепенно восстанавливается, а тошнота откатывает от горла.
- Как жестоко... - Никко поднимает осуждающий взгляд на инугами, а затем переводит его на хозяина, - А если бы это был не я?.. Если бы это был человек... что тогда? Он же умер бы сейчас!Разве можно так бездушно поступать с людьми?! Ведь... - уже с мольбой в голосе продолжает Никко, глядя на сероглазого, - Вы же то человек... И в такой ситуации разве не я должен спрашивать вас, почему вы так поступаете?

Отредактировано Koi Nikko (2013-10-12 08:20:11)

0

14

Роскошный ряд часто поставленных нечеловеческих зубов проступил из ниоткуда, все более заостряясь на концах, и Хаято заведомо предвкушал яркость брызжущей крови, отдающей во рту ржавым текучим металлом даже на расстоянии, благодаря одному воображению, сопровождаемой дерганьем жертвы и судорожным шевелением отчаянно скрючивающихся конечностей. Рю точным движением хватал этими зубами душу и никогда ещё не было случая, чтобы жизни удалось выпорхнуть из оголодавшей решетки. Ватанабэ настолько привык к положительным исходам, что никогда не думал о том, что сделал бы в противном случае. Сцены насилия высвобождали его фантазию и проходили перед лицом слепяще - приятными пятнами, пробирались в легкие судорогами и терзали тело не хуже наркотиков. Вот челюсти с лязгом сомкнулись и вот - вот начнётся это трепыхание, охотничье виляние хвостом, довольная, алая морда.. Но всё пошло не по сценарию. Реальность и представление о реальности друг друга отторгали одинаковыми полюсами, оставляя его посередине в неподвижности и словно беспомощности. Подумать только, ему не дали дозу. Ту самую дозу, которая принадлежала по праву и никогда еще не подводила.
- Если бы это был человек... - Оно заговорило. Это создание, которое секунду назад должно было быть по крайней мере без руки, говорило. Внутри на мгновение закрался страх неизвестного, словно перед парнем возник мертвец. "Онрё? Я таких людей не помню. А может быть он сменил внешность и издевается?" - Это надо было немедленно выяснить. Сперва нетвердым шагом, а затем всё более обретая контроль над собственным телом, он продвинулся вперёд, как во сне, постоянно заглядывая внутрь себя в поисках знакомых очертаний лица и сверяясь в спешке, но ни одного похожего лица так и не находилось. - "Что - то новое." - лицо оммёдзи виделось как лживая маска, раздражая сознание, словно его уже обманули, сделав так мало.
- Мы с вами раньше встречались? Да или нет? - голос шел из глубины, беря непривычные тусклые ноты. Он пропускал мимо все те слова, которые казались незначительными, и задерживался только на том, что могло бы наладить его окончательно расстроившиеся внутренние весы. Чаши весов шатались вверх - вниз и дребезжали, как во время землетрясения, не давая покоя.
- Мой пёс из-за вас не поел. - заведя руку под слой одежды, парень извлек из-за пояса карманный нож, и, сжав рукоять побледневшими пальцами, подошел вплотную, протыкая острием живот Никко. Губы издали вздох успокоения, когда нож плавно вошел в плоть, забрызгивая кисть руки горячей кровью. Это был не онрё, нет. Кто - то смертный. Тогда в чем его секрет? Тело неподатливого парнишки приникло к плечу, давя приятной тяжестью. Ох, как давно он не убивал сам! Ватанабэ опьянело держал потерявшего сознание мальчишку, и, по его расчетам, умирающего. Да, иначе быть не могло, слишком много крови, да и такое место.. Так приятно, что на мгновение можно и забыться. Даже одежда начинала слегка тяжелеть от густой багряной краски.
Вскоре, держа тело подмышками, он привалил Кои к стене дома, задержавшись, чтобы выудить из кармана самую первую злополучную фотокарточку. "Ни себе, ни людям." - он в последний раз окинул глупого человека осуждающим взглядом, восстанавливая дыхание и в задумчивости проведя рукой по расползающемуся пятну у того на животе.

+2

15

Горечь и злость. Жгущее ощущение в горле, будто пламя, готовое вырваться из пасти. Из нее вырываются только жалкие звуки - смесь скулежа и детского хныканья. Эти мерзкие звуки не может издавать могучий дух, лишь волей владельца удерживаемый в подчинении, а не разрывающий его на куски. Так хнычут брошенные нерадивыми матерями в мусорные баки младенцы.
Тяжелые руки-лапы продолжали давить на плечи оммедзи, а белокожий облик-японец уже стек, открывая жуткое черно-белое чудовище, жаждущее крови. Собака в кимоно выглядела бы комично, если бы было, кому оценить эту комичность. Но здесь, в царстве позднего вечера, не было зрителей.
Пожалуй, сегодня псу впервые пришлось столкнуться с командой "нельзя". Нельзя убивать, несмотря на поступившее прямое и точное указание. Нельзя утолить жуткий, свернувшийся в глубине духа, голод. Нельзя почувствовать вкус добычи - который, должно быть, не менее восхитителен, чем запах.
Это шок. Это равновесие, грозящее разорвать смысл бытия на две равные части.
Немая сцена, замершие актеры, дрожащее марево танцующих в свете фонарей лепестков. Совершеннейший театр и кульминация разыгрываемого спектакля. Инугами мог бы вечно прокручивать в голове свою обиду, не сдвигаясь с места, но люди сами "ожили".
Видимо, они легче приспосабливались к странностям и дилеммам, что подкидывает жизнь, выбирая момент как можно более неожиданный. Первым отмерз юный фотограф, но его слов Рю не смог расшифровать, как ни пытался. Фразы слетали с его губ, превращая знакомые элементы речи в бред сумасшедшего.
Жестоко? Бездушно? - пес замотал головой, стряхивая с себя короткую проповедь мальчишки. Слова злили. Тон злил. Ощущение невозможности и волшебное "нельзя" тоже злило. В горле царапались уже не пламенные, а ледяные шары, заставляя сменить скулеж на хриплое отрывистое рычание, напоминающее смех.
Нервный хохот, когда пытаешься придти в себя и не можешь. Голод внутри не знает границ, он расширился настолько, что шерстинки встали дыбом, а кимоно само растаяло, превращая инугами в обычную собаку. Только очень крупную.
И вот хозяин, тоже придя в себя - или потеряв себя окончательно? - за пару шагов и один взмах оружием исправил положение, вернув простой и уютный мир. Мир. где у жертвы нет шансов. Мир, где хищник наслаждается победой, пусть и наслаждение в этот раз какое-то скомканное и безвкусное. Мальчишка тут же оказался в объятиях Хаято, а дух - всеми четырьмя на земле, чуть не приплясывая от волнующего аромата свежей крови.
Этот запах лучше, чем что-либо еще на земле, - в мгновение решает инугами. Но незримый купол "нельзя" все еще охраняет медленно умирающего человечка. И у пса не остается ничего другого, кроме как ждать - ждать, пока оммедзи окажется на земле в сторонке, пока голод не превысит все границы, пока движения Ватанабэ не станут спокойными и задумчивыми.
Рюу изучил этот мир, который едва не перевернуло странное существо с таким аппетитным запахом. Но все на своих местах - даже кровь на руках убийцы. Все правильно.
Обида растворяется в голоде. Пес идет на запах, делая то единственное, что сейчас мог - утыкаясь заостренной мордой в измазанную красно-бурым руку. Шершавый язык собирает густеющие разводы с кожи хозяина инугами.
Все в порядке...
"Нельзя" не распространяется на кровь мальчишки, и хвост пса неистово вертится, показывая восторг своего обладателя. Рю кажется, что его голод не удовлетворит даже вся кровь, что проливается на свете ежеминутно, но ему хватает совсем немного, чтобы придти в себя.
Безупречно-равнодушный японец взирает на полукровку и убийцу снизу вверх. Его тонкие губы, лишенные улыбки, испачканы бурым. Кимоно даже не измято.
Инугами прикрывает глаза. Ветка сакуры все еще зацеплена в его волосах.
- Не думаю, что... - дух замолкает, не договорив, -"...что стоит искать работу поблизости". Слишком очевидно, чтобы стоить лишних слов.

Отредактировано Ryu (2013-10-15 08:30:16)

+2

16

К удовольствию Хаято, Инугами сумел слизнуть кровь с руки без остатка. Язык широко прошелся по ладони, так чисто, что не оставалось сомнений в том, насколько силен был голод, и разумеется, это радовало несказанно. Измучив духа вдоволь, парень пожинал плоды трудов своих, наслаждаясь каждой опасной деталью. Итак, похоже, ещё можно было продолжить игру, и человек с фотоаппаратом не так уж и бесполезен, как казалось ранее. Наблюдая за псом внимательным взглядом, Ватанабэ подбадривающим жестом положил чистую ладонь на загривок, трепля без напора, стараясь скрыть нетерпение и сконцентрироваться на прореживании густой шерсти меж пальцев. Надо было подарить Инугами немного свободы и стабильности, дать привыкнуть и помочь обернуть ситуацию в свою пользу. Дух заслужил такое обращение, именно в эту секунду Хаято чувствовал теплоту к питомцу. Но его всё ещё интересовало, достанется ли Рюу остальная часть тела после того, как человек испустит дух? Похоже, что дело было не столько в том, что заклятье не распространялось на кровь, а в том, что она уже была отдельно от тела и не принадлежала жертве. А теперь вернемся к разговору о сакуре и веточке. Если расчеты Хаято были верны, то он мог прорезать в теле более крупную дыру, вытащить печень, и, тщательно отделив ткань от прожилок, предложить её духу.
- "Но печень не так полезна, как мышцы." - Он почувствовал мнимое напряжение собственных челюстей, уже разжевывающих сырое жилистое мясо, и машинально подобрал с земли свой нож, вновь приставляя к жертве, но сперва собираясь поддеть ткань одежды и сделать длинную прорезь, надеясь таким образом исполнить порез на коже более аккуратно. Да, Рюу понравилось бы это. Мясо казалось сочным, размякшим.
- Не думаю, что... - Донесся до слуха человеческий голос. Хаято вновь посмотрел на Рю, только сейчас заметив, что тот совершил очередное превращение.
- Облизнись. - теплота во взгляде ещё была, но уже постепенно утекала вместе с нарастанием значения царящих вокруг шумов. Парень начинал в них погружаться, словно выходя из воды на сушу, и если бы не превращение пса, он задержался бы в вакууме подольше и не услышал бы вовремя приближающихся шагов и голосов. Люди начинали вновь наполнять улицу благодаря довольству Инугами, который перестал их отпугивать. Теперь Ватанабэ чувствовал уплотняющееся кольцо людей и кожей. Он выпрямился, со внутренним сожалением оставляя свою затею, дернув Рю за ухо и заставляя поторопиться. Итак, сохраняя тишину, им удалось незаметно скрыться в подворотне.

0


Вы здесь » Сотня историй о духах » Кайданы на новый лад » Дым (Завершено)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC