Сотня историй о духах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сотня историй о духах » Кайданы на новый лад » Судьбоносные беседы


Судьбоносные беседы

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1. Участники эпизода:
Ногицунэ Гин, Судзумэбачи Котонэ, Рокко-неко (возможно).

2. Место и время событий:
Время - начало апреля 2013 года, закат.
Место - центральный особняк клана Ногицунэ.

3. Краткое описание происходящего:

Судьба клана бакэнеко и семьи шершней на первый взгляд незавидна - ими заинтересовалась древняя как мир кицунэ. Теперь же будущее кланов целиком и полностью зависит от решения, которые примут их главы - смерть и забвение в качестве противников Ногицунэ, либо слава и процветание в виде их верных вассалов.

Отредактировано Nogitsune Gene (2013-08-22 02:43:22)

0

2

Сообщение застало Гин, когда та любовалась лепестками сакуры в лучах заката. Его доставил тэнгу, который, едва отодвинув сёдзи, сразу бухнулся на колени и в поклоне едва не пробил длинным носом пол. От удара даже опасно покачнулся глиняный горшочек, стоящий рядом с кицунэ.
- Прибыла только одна? Опрометчиво со стороны бакэнеко пренебрегать моим приглашением, - заметила лисица, даже не обернувшись, чтобы посмотреть, как молодой слуга всем своим видом изображает справедливое негодование и немо осуждает двухвостых дикарей. - Тем не менее, наша более вежливая и ценящая своё будущее гостья прибыла. Примите, обеспечьте ей удобство и проводите ко мне, когда она изъявит желание. Нет нужды объяснять, что будет, если вы испортите впечатление обо мне и клане в целом.
- Да, госпожа! - Повиновался молодой слуга и ветром умчался обратно в дом, дважды наступив на поющие половицы. Гин подавила желание раздражённо вздохнуть - молодые слуги так старались подчеркнуть своё абсолютное послушание кицунэ, что порой превращали это в нелепо выглядящий гротеск. Её старые подчинённые по большей части были лишены настолько безвкусного раболепия, которое в особых случаях искоренялось столетиями, а то вовсе оставалось с фанатичным вассалом до конца жизни. Если и эта королева шершней вдруг окажется такой же, то всё будет до смешного просто и скучно.
Поразмышляв о вечном ещё минут пять, Гин размяла затёкшие ноги, поднялась и подошла к дереву, протягивая ему горшочек. Одна из веток причудливо изогнулась, лепестки облепили её, словно перламутровая чешуя, и к лисице протянулась уже не ветвь, но пятипалая сучковатая рука. Схватив горшок, дерево другой трёхпалой веткой сорвало с него бумагу, а третья конечность погрузилась в его недра. Лисица уже задвигала за собой сёдзи, когда горшок упал, расплескав остатки своего содержимого на траву, а лепестки сакуры окрасились в кроваво-красный.
Сегодня кицунэ решила встретить гостей в своей молодой, более располагающей к общению форме. Эта небольшая уловка должна была сбить с толку любого, кто хоть раз слышал её имя - все ёкаи прекрасно знали, что глава Ногицуэ является морщинистой старухой (некоторые злостно твердили, что это наказание Инари за её грехи). Конечно, накинуть иллюзорную обманку будет гораздо проще, чем черпать чудовищные объёмы энергии на ближайшие несколько часов, но на подобное пренебрежение гостями Гин пойти не могла. Пусть и королева шершней, и неко, который ещё даже не прибыл, не были равными тысячелетней лисе, тем не менее толику уважения они заслуживали. С этими мыслями кицунэ скинула кимоно, взяла в руки переливающуюся всеми цветами радуги жемчужину и вдохнула.
Выдохнула уже не дряблая старуха, но соблазнительная черноволосая красавица. Переступив через свою невзрачную одежду, Гин дважды хлопнула в ладоши и в комнату вошли дожидавшиеся того слуги. Без лишних слов они облачили кицунэ в её лучшую расшитую цветами юкату и унесли серое повседневное кимоно. Если уж лисица решала быть при параде, то всегда соответствовала своему положению в доме Ногицунэ, и одного взгляда было достаточно, чтобы понять, кто тут главный.

+2

3

За свою не слишком долгую для ёкаев, жизнь, клан  Судзумебачи не часто контактировал с другими представителями нечисти, предпочитая вести дела с людьми, а с близкими по сущности соседями держаться вежливого нейтралитета, потому как любые иные способы взаимодействия были для соседей крайне неприятны. Главная ценность шершней – семья и королева, и чтобы хранить  гармонию и безопасность, вовсе не обязательно близко общаться с другими кланами. Откровенно говоря, ёкаи-шершни не растеряли своей животной природы, отличаясь особенной   агрессивностью, и нейтралитеты, как правило, держались на честном слове – стоило хоть одному сыну семейства почувствовать хотя бы едва уловимый фантом угрозы – все семейство приходит в настоящее возбуждение, основным лейтмотивом которого было совещание о том, как быстрее уничтожить источник их волнений. Так что, токсичных и чрезвычайно опасных в ближнем бою шершней-ёкаев попросту  предпочитали обходить по далекой дуге, чтобы не дай Ками-сама, не растревожить случайно гнездо.

Проводя во сне значительную  часть своей жизни, глава клана, в этом периоде бодрствования носящая  имя Котонэ, была, тем не менее, приятно возбуждена полученным приглашением. Трепет ее не был вызван исключительно  личностью отправителя, но так же  связан с тем, что заскучавшую королеву просто обрадовала возможность повидаться с кем-то новым, прежде ей не знакомым. Так как людей Котонэ ни во что и ставила еще с юности, то единственные, с кем она могла бы общаться на равных, были лишь другие ёкаи.  Ее верные трутни, конечно же, сразу разволновались, почувствовав опасность для семьи, но Судзумебачи приняла решение, игнорируя протесты своего семейства. Вряд ли высокочтимая лисица намеревалась уничтожить небольшой, но опасный  клан шершней, скорее, речь могла пойти о союзе, ведь, как воины, сыны Котонэ обладали впечатляющими способностями, и, вероятно, кицунэ-тэнко имела на них определенные планы. Гордясь детьми внутреннее, королева не сомневалась, что будет в безопасности. И все же, ею больше руководило любопытство, нежели тревога о будущем.

Ее белокурый второй сын пойдет вместе с ней, остальные останутся дома, под бдительным  и строгим оком первого. Заточенные под защиту и сражения, всегда готовые вступит в бой ради безопасности семьи и матери, трутни могли натворить бед в чужом доме, от которого пока не знают, чего ожидать. Будучи очень высокого о себе мнения, шершень-королева не сомневалась, что сможет покинуть чужой дом, если вдруг что-то пойдет не так. Не обладая ядом, она все же оставалась физически сильней трутней, и справедливо полагала, что сможет отстоять свою честь и жизнь. И все же..клан Ногицуне был древним и влиятельным, опасным кланом, и Котонэ, зная о его главе многое, все же отдавала себе отчет в том, что в таком случае может потерять нечто большее, чем свою жизнь – весь ее род прервется.

И вот, время для отбытия пришло. Не слушая встревоженных трутней, Котонэ  терпеливо, не без удовольствия, готовилась к редкому выходу в свет. Ее длинные, иссиня-чёрные волосы уложили в изящную прическу с цветами, а одежды отличались определенной  традиционностью. Сама Котонэ предпочитала европейский стиль прошлых лет, но и эти непривычные облачения ей нравились, она уже словно бы приняла на себя некую новую роль. Роль, в которой ее пригласили в прошлое. Обстановка древнего традиционного дома впечатляла. Котонэ с любопытством двигалась вслед за слугой, сопровождаемая сыном, так же облаченным в кимоно. Комната, в которой их разметили, ненадолго оставалась интересней для королевы, и очень скоро она уже покинула ее, направляясь непосредственно к хозяйке дома, оставив сына наслаждаться угощением без нее. И терзаться тревогой. Второй был более сдержанным, и шершень знала, что он сможет ее дождаться, не начал выбивать пыль из слуг.

Отредактировано Suzumebachi Kotone (2013-08-24 19:05:49)

+2

4

Комната, в которой лисица принимала гостей, служила одновременно и спальней самой Гин, и  своеобразным музеем её клана. В отличие от Зала Двенадцати Семей, который был рассчитан на крупные собрания и обсуждения дел внутри клана, это место являлось личным уголком кицунэ и было одновременно уютным и величественным при своих скромных размерах. Стены были увешаны свитками, демонстрирующими крупные победы Ногицунэ в их долгом правлении Киото. Гин сидела у дальней, украшенной гербом клана, стены, где находились три дорогих сердцу кицунэ реликвии. На деревянной подставке покоился знаменитый меч, оборвавший жизни разбойника Ибуки-они и Яама-они, главы уничтоженного клана Онигавара. Многократно перековывавшийся клинок исправно служил Гин на протяжении столетий и давно должен был ожить, если бы не наложенные прямо на лезвие печати. Слева от меча в воздухе висела переливающаяся жемчужина, испускающая мягкий свет - то был хоси-но-тама, звёздный шар и главное сокровище лисицы. Справа же стояли доспехи с перерубленной на две части грудной пластиной - знак памяти о единственном смертном, который был способен сражаться на равных с самой Ногицунэ. Эти сокровища словно обладали собственной аурой, от них веяло теми временами, когда белую шерсть кицунэ украшали пятна и брызги крови её врагов, когда она была молодой и бойкой, способной на всё лисичкой, мечтающей воцариться в Киото... И именно такой перед ней предстала Котонэ - молодой, но ответственной и способной на всё главой целого клана.
Киото был центром Ногицунэ, сам же клан, обретя под ногами твёрдую почву, заимел множество отделений по всей Японии. Их задачи не отличались особым разнообразием и по большей части состояли из шпионажа за свободными ёкаями и потенциально вражескими кланами; в редких случаях они занимались саботажем, убийствами и налётами, но на то обычно была веская причина и приказ, отданный самой кицунэ. Судзумебачи был одним из тех кланов, которые по прогнозам Ногицунэ угрожали разрастись и стать ощутимой силой на юге страны, а при благополучных условиях и осадить Киото. Учитывая настрой клана, война могла разразиться только в случае явных провокаций, но иметь под боком гнездо непокорных шершней при любых условиях было неразумно. Гин долго сомневалась, но всё же пошла наперекор советам генералов и решила предложить Судзумебачи мир.
- От имени клана Ногицунэ я приветствую вас в нашем доме, Котонэ Судзумебачи, - лисица в знак уважения слегка склонила голову. Слуга, ухоженный бакэ-неко, проводил девушку к низкому столику, стоящему перед хозяйкой, и мягкими шагами покинул комнату. - Надеюсь, наша беседа станет достойной ценой за ваше утомительное путешествие.
Сёдзи вновь бесшумно раскрылись и девушка, миловидная кицунэ, поставила на столик две небольших фарфоровых чашки, после чего наполнила их сакэ. Встретившись взглядом с Гин, кицунэ поклонилась и, оставив кувшин на столе, удалилась.
Вечер, когда должны были решиться судьбы десятков ёкаев и сотен людей, начался.

Отредактировано Nogitsune Gene (2013-09-02 02:18:22)

+1

5

Они шли мелкими шажками, Котонэ была одета в кимоно и к такому способу передвижения не приучена, тем не менее, если соблюдать ритм, получалось у нее вполне благопристойно. Баке-неко, ведущий ее к хозяйке дома, был молчалив, но в целом мил, так что шершень могла спокойно идти вслед, с удовольствием и любопытством оглядывая коридоры. Вот баке-неко остановился и, присев возле сёдзе, почтительно доложил о ее приходе и, получив дозволение, раздвинул двери, пропуская Судзумебачи внутрь. Она проходит вместе со слугой к столику, и останавливается, соединив  белоснежные руки, виднеющиеся  в широких рукавах кимоно. Японка по происхождению (как ни странно это может звучать относительно ёкая), она по воспитанию была далека от церемоний, но извечное чувство своего величия и достоинства, свойственное не только ей, но и наследованное всем ее родом, позволяли ей, тем не менее, чувствовать себя вполне спокойно и свободно в чужом доме, оплоте одного из самых влиятельных семейств в мире ёкаев. Это игра, пусть и важная, судьбоносная, и это – происходит. Она собирается, сосредотачивается, намереваясь подать себя, как можно лучше. Она склоняет голову, чуть более глубоко, и почтительно прикрывает глаза, чуть мечтательно улыбнувшись. Она отзеркаливает чужую фразу, ей кажется это забавным и еще, она надеется, уместным.

- От имени своего клана я благодарю вас за приглашение. Это великая честь для нас, - синие глаза блеснули скрытым довольством. Она рада, что находятся здесь, эта встреча лишила ее извечной скуки, и в первую очередь, она благодарит от себя самой. Ее клан, как раз таки, был очень даже против. Но главе Ногицунэ это вовсе знать не обязательно. Взгляд шершня невольно прикован к красивому молодому лицу представшей перед ней лисицы, и она чувствует удивление – ведь эта кицунэ по слухам, была глубокой старухой. Но сейчас перед ней была ослепительно красивая молодая женщина,  черные волосы которой еще не скоро тронет седина, а глаза влажно поблескивают, изящные, без обрамления даже намека на морщинки. Невольно она задается вопросом, а действительно ли перед ней глава Ногицунэ? Быть может, это доверенная лисица из членов клана? Или, слухи тоже верны, и Гин-сама способна возвращать себе молодость? Неужели сегодня она сделала это специально к визиту королевы шершней? Значит ли это особое благорасположение к ней? Котонэ не может противиться чувствам, которые охватили ее, когда эта мысль появилась в ее голове – она довольна и, как ни странно,  польщена.

- Я разделяю ваши надежды, Ногицунэ-сама, - она хотела бы добавить имя кицунэ-тенко, но решила ограничится легкими вопросительными интонациями в конце фразы. За удивленным лицезрением хозяйки дома Котонэ не сразу замечает, в какое интересное место она попала – стены увешаны всевозможными любопытными  вещицами, символами клана и его великих  побед. Шершня увлекает обилие украшений и, пока слуга устанавливает на столике чашечки и кувшин, она рассматривает их, впрочем, не слишком явно. Когда прислуживающая кицунэ удаляется, Котонэ переводит взгляд на столик и рассматривает содержимое чашки. Прозрачное, должно быть, сакэ. Она поднимает голову и  легким, не обязующим ожидаем, смотрит на хозяйку дома. Кажется, спрашивать, в чем причина приглашения, не стоит.

Отредактировано Suzumebachi Kotone (2013-09-07 22:31:01)

+1

6

Чем старше становилась Гин, тем шире становилась пропасть, которая разделяла её с молодыми ёкаями. Мир менялся, старые порядки уходили в небытие вместе со стариками, которые ревностно их соблюдали, давая волю молодёжи и их новым правилам жизни. Лисица понимала и принимала это, закрывая глаза на современную одежду или ставшие модным словечки, проскальзывающие в речи самых молодых членов клана. Такими они и приходили на встречи - по-современному деловыми, в дорогих костюмах, с карманами и сумками, набитыми техникой. Немногие  принимали эпоху, которую так любила Ногицунэ, и следовали её правилам, но именно им лисица отдавала предпочтение. Хитрецы и пройдохи расценили это как слабость старухи-кицунэ, и наряжались в кимоно и юкаты, но Гин прекрасно видела их истинные намерения. Такие получали вырезанное на коже клеймо лжеца, если вообще оставались в живых.
С Котонэ всё было по-другому. Ей не исполнилось и двухсот лет, но, тем не менее, она явилась на встречу так, как пришла бы сама Ногицунэ. Лисица с лёгкой улыбкой читала её эмоции, стараясь узнать, о чём думает королева шершней. Её манеры и слова были осторожными, но вместе с тем почтительными и полностью удовлетворяли Гин. Это был хороший знак.
От глаз лисицы не ушло едва заметное удивление, которое вызвал её внешний вид. Задумавшись на мгновение, Гин решила пролить немного света на эту тайну:
- Семь сотен лет назад юная лисица убила старого разбойника на горе Ибуки, - глаза кицунэ сверкнули, когда воспоминания о текущей по клинку горячей крови разбойного демона согрели её сердце. - Тогда первая Семья, тэнгу, изгнанные с горы Курама, поклялись ей в верности и стали первым столпом клана Ногицунэ. Той лисицей была я, Белая Ногицунэ Гин, и с тех самых пор я собрала множество сильнейших семей и ёкаев под своей крышей.
Кицунэ взяла чашку и сделала маленький глоток, смачивая горло. Её вкрадчивый голос и манеру говорить считали жемчужиной чайного домика, в котором Гин была гейшей ещё даже до того, как впервые взяла в руки меч.
- Время берёт своё, уважаемая Котонэ, и даже я не исключение. Мне тысяча лет, многие знают меня, как дряхлую старуху, на лице которой морщин больше, чем мечей в коллекции Бэнкэя, но немногие в курсе, что Белая Ногицунэ могут обмануть даже время. Ради нашей встречи я позволила себе эту уловку, чтобы порадовать ваш взгляд. Прошу, испробуйте сакэ, - добавила лисица, заметив, что девушка не прикоснулась к своей чашке. - Шибо-тануки, мой генерал, будет страшно разочарован, если вы проигнорируете напиток, который он приготовил специально для нас.
Гин перевела дух и допила сакэ. Всё сказанное было прелюдией, которая должна была подготовить Котонэ к важному решению и кицунэ не заставила её ждать.
- Как было указано в послании, я желаю обсудить совместное будущее наших кланов. Смелые и сильные воины, как ваши шершни, уважаемая Котонэ, всегда были у меня на хорошем счету. Я предлагаю вам и вашим подданным стать вассалами Ногицунэ и войти в состав клана как тринадцатой Семье. В этом случае вы получите мою защиту, поддержку и весомую репутацию среди японских ёкаев. Докучающие вам люди исчезнут, старые враги падут на колени, оммёдзи будут обходить дом Судзумебачи стороной. Вы получите право участвовать в общих советах Семей клана, а ваши сильнейшие воины - шанс стать одним из моих генералов, - перечисляя привилегии, лисица едва не сбилась на медовый голос. Эта интонация, считала она, может насторожить королеву шершней.- Взамен я требую верности клану и мне лично. Мои приказы не должны обсуждаться. Непослушание ведёт за собой кару, однако, таких крайних мер удостаиваются лишь глупейшие из ёкаев.
Теперь в речи Гин скользили стальные нотки. Законы, которые она высекла в сердцах присягнувших ей на верность ёкаев, уже почти тысячелетие сохраняли клан целым и могущественным, и лисица требовала их безупречного исполнения от каждого члена Ногицунэ. Судзумебачи, решила она, не помешает знать об этом, как не помешает и маленькая дисциплина её шершням.
- В случае отказа вам придётся покинуть мой дом. Я не стану угрожать вам и вашей семье, уважаемая Котонэ, вы и так прекрасно знаете мощь и славу Ногицунэ. Не делайте поспешных решений. Я хочу видеть вас своим союзником.

+1


Вы здесь » Сотня историй о духах » Кайданы на новый лад » Судьбоносные беседы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC